Mar. 8th, 2014

dikayasobaka: (Default)
04.03.2014 умер Хейнрих Ламволь.

Я не знал его лично, но многим ему обязан. Без него я бы, возможно, никогда не узнал об "Адриане и Александре". И стихов его прекрасных не прочел бы, и со многими людьми, которых сейчас считаю друзьями, не познакомился бы.

Спи спокойно, брат поэт. Надеюсь, и о псе твоем Пете, которого ты искренне любил, добрые люди позаботятся.

А стихи твои и есть твое бессмертие.

* * *

Ляг. Замолчи. И стань частью зимы.
Декабрь впремежку со снегом – музыка дна,
Тени тронулись в путь. Это странные мы
Еще веруем в небо и в то, что дана
Одинокая правда сгоревших свечей
Всем ушедшим к воде от пустого причала,
В переполненных спальнях ненужных ночей
Потолок – наш мольберт. Начинаем сначала.

* * *

Mar. 8th, 2014 05:19 pm
dikayasobaka: (Default)
Летучие мыши, чужие сюжеты, сезонное чтиво.
Меняются люди, текучие угли в пылающем горне.
Но кто-то нашепчет, и кто-то споёт – высоко и красиво –
о страсти, о риске, о вереске слов, прорастающих в горле.

О пафосе танца. О пластике ночи – неоновой, вязкой.
Ты видишь, как эти летучие люди немыслимо хрупки,
и тонешь в клубах ароматного ритма, целуя под маской
изогнутый ветром холодный загубник бриаровой трубки.

На облаке дыма ты сам – отпечаток восторга и жажды;
в пальбе стробоскопов, в ударном, удушливом клубном забое
живёшь, понимая, что жизнь – это голос, который однажды
прервётся, исчезнет, истает за облаком – вместе с тобою.

Андрей Ширяев

* * *

Mar. 8th, 2014 05:21 pm
dikayasobaka: (Default)
А, говорят, на родине снега,
Метет, мороз и женщины под шубой,
Готовые хоть к черту на рога,
Но чтобы он с улыбкой белозубой
Им приносил горячий шоколад
И прочее для чуточку согреться,
А после можно снова в этот ад,
Где стынет кровь и ледяное сердце,
А, говорят, на родине февраль,
Обрезанный, но все равно длиннее,
Чем очередь из верящих в Грааль
И тамплиеров в чреве Мавзолея,
Нет вечности, сквозь пальцы все вода -
Так убеждали Заратустру йоги,
Когда зачем-то грызли провода
Между добром и злом с Большой Дороги,
Не спрашивай меня «Ну, как ты там?»,
Нормально! Будни ветренны и склизки,
Зато понятен чаще по утрам
Секрет ухода чисто по-английски,
Посредника же следует убить,
Теперь пусть в третьем мире правит эго,
Не провода, но тоже рвется нить
И больше нет ни родины, ни снега.

Хейнрих Ламволь

2010 г.

Profile

dikayasobaka: (Default)
dikayasobaka

August 2016

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
2122232425 2627
28293031   

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 02:13 pm
Powered by Dreamwidth Studios